С именем Николая Чудотворца

С именем Николая Чудотворца

22 мая, в День перенесения мощей святителя и чудотворца Николая (в народе этот православный праздник называют Николой Вешним), Никольская церковь нашего города будет отмечать престольный праздник. Построенная одной из первых в Слободском до 1615 года, она первоначально была деревянной и стояла на площади. Каменная церковь была построена в 1732 году, через 10 лет сгорела, но вскоре восстановлена. В 1745 году построена каменная колокольня.

Дальнейшая история вкратце такова. В 1894 году церковь была перестроена по проекту губернского архитектора И.А. Чарушина на пожертвования Потомственного почетного гражданина города, купца М.П. Ончукова. Впоследствии он был похоронен тут же, на территории церкви. После перестройки церковь стала трехпрестольной и пятиглавой. С южной и северной стороны были пристроены два придела, с западной возведено парадное арочное крыльцо с гирькой, а над притвором – шатровая колокольня с шатрами по бокам.
В июне 1897 года правый придел перестроенного храма был освящен в честь Архистратига Михаила и благоверного князя Александра Невского, левый – в честь Рождества Иоанна Предтечи. По воспоминаниям слобожан, в то время храм был самым красивым в городе и поражал своим великолепием. На окнах цветные стекла, иконы писаны на сусальном золоте, резные иконостасы из белого мрамора. По сей день слобожане старшего поколения помнят рассказы своих родителей, бабушек и дедушек, что Никольская церковь славилась своим замечательным хором. При храме был разбит чудесный розарий, за которым ухаживали монахини из Христорождественского монастыря, который стоял неподалеку. Кстати, улица, к которой выходила церковь, тоже называлась Никольской, в 1920 году она переименована в ул. Троцкого, в 1927 году – ул. Большевиков. В 2017 году по решению Слободской городской Думы улице возвращено прежнее название — Никольская.
В 1932 году церковь была закрыта. Кстати, ее закрытие и будущую судьбу ранее предсказал слободской юродивый Власушка (инок Анания), когда, ни слова не говоря, стал кувыркаться от самого входа в церковь до алтаря. Нужно отметить, что могила инока Анании сохранилась и находится на старом городском кладбище рядом с Троицкой церковью с ее северной стороны.
После закрытия были разрушены верх церкви и колокольня. Много лет в ней располагалась спортивная школа. Шесть лет назад Никольская церковь начала восстанавливаться, и с 28 июля 2013 года в ней совершаются богослужения. У настоятеля храма иерея Иоанна Павлова хранятся документы, рассказывающие не только об истории церкви, но и ее служителях. Отец Иоанн рассказал, что с 1897 года в Никольском храме служил псаломщиком священномученик, митрофорный протоиерей Н.В. Агафонников. В первые годы советской власти за православную веру и приверженность Церкви пострадали все последние служители Никольского храма, в том числе священник Н.Н. Крекнин.
Сегодня в нашем городе живет его правнучка Галина Борисовна Попова. Она рассказала о трагической судьбе своего прадеда и его семьи: «О Николае Николаевиче Крекнине я знаю только по рассказам его внука, моего отца Бориса Вячеславовича Попова. После смерти отца все старинные семейные фотографии хранятся у меня. На одной из них запечатлена большая семья Николая Николаевича. В центре он сам со своей супругой матушкой Елизаветой Семеновной. По официальным сведениям считается, что у них было четверо детей – Ольга, Николай, Вера и Елена. На самом деле детей было семеро. К перечисленным добавим имена Михаила, Алексея, Марии. Кроме Николая, они все есть на фотографии. Позднее Николай жил в Челябинске, затем переехал в Киев. Все остальные жили в Слободском, из детства я помню тетушек и дядей своего папы.
Только дядю Алексея я никогда не видела. Папа рассказывал, когда начались гонения на церковнослужителей, Алексей был самым младшим из детей Н.Н. Крекнина и находился у него на иждивении. По всей вероятности, несмотря на молодость, он тоже служил в храме вместе с отцом. После ареста Н.Н. Крекнина Алексей был лишен всех прав, ему не разрешали находиться в родительском доме. Алексею некуда было идти, и он был вынужден за рекой Вяткой вырыть землянку и жить в ней. Мой папа, когда ему было 10-11 лет, возил ему на лодке еду. Когда папу выследили, он больше не стал ездить к Алексею, и связь с ним потерялась. Больше папа о нем никогда ничего не знал.
Семья Крекниных жила в городе Слободском в двухэтажном доме на ул. Володарского, 84. Сейчас номер этого дома 96, в наше время там после Крекниных сменилось очень много жильцов. А тогда на верхнем этаже жили Поповы, на нижнем – Крекнины. Это была одна семья. Моя бабушка Елена Николаевна Крекнина вышла замуж за Вячеслава Сергеевича Попова. Он был бухгалтер МТС, затем работал на спиртзаводе и тоже подвергся репрессиям. Его дважды арестовывали, в первый раз оправдали и отпустили домой, а во второй раз осудили по ст. 58 и отправили на Колыму.
Мой прадед Н.Н. Крекнин был арестован 13 января 1931 года. 30 мая того же года особым совещанием при коллегии ОГПУ осужден на 5 лет концлагерей по ст. 58 «за участие в контрреволюционной группе, ставящей своей целью борьбу с соввластью». Он заранее чувствовал, что его посадят, решил уберечь церковные ценности и святыни, вместе с зятем где-то закопал золотые крест, чашу и жезл. Когда Вячеслав Сергеевич Попов вернулся с Колымы, то вместе с сыном Борисом (моим папой) решил поискать закопанное. Но они ничего не нашли – может быть, Николай Николаевич их куда-то перезахоронил, и лежат теперь эти святыни где-то в слободской земле.
Мой папа рассказывал, что Никольский храм был богатым, весь в золоте, голубого с золотом цвета. Но стране нужны были деньги, и новые власти абсолютно все забрали не только в церкви, но и в домах священнослужителей. Семья очень тяжело пережила репрессии. Моя бабушка работала учительницей, и после ареста Н.Н. Крекнина ее сразу уволили с работы как дочь служителя культа. Она очень долго бедствовала, пока ее не взяли на работу в тубдиспансер. И остальные родственники тоже бедствовали, их не брали на работу, пока гонения продолжались вплоть до 50-х годов. В семье никогда широко не обсуждалось и не говорилось о годах репрессий, потому что всем очень досталось. Я была маленькой в те времена и ничего этого не знала. Меня побоялись даже в детстве крестить, и я до 35 лет жила некрещеная.
Прадед Н.Н. Крекнин домой из ссылки не вернулся, умер в г. Петропавловске (Казахстан), по всей видимости, закопан в общей могиле. Дата его смерти неизвестна. По документам значится, что он умер в 30-е годы, на его похоронах присутствовали дети Алексей и Ольга. Тетя Оля умерла на 92-м году жизни последней из всех детей Н.Н. Крекнина, но я никогда не слышала от нее об этом. А его жена, моя прабабушка Елизавета Семеновна, похоронена на старом городском кладбище недалеко от Троицкой церкви. Помню из детства, как в поминальные дни тетушки между собой шушукались у кладбища. Они боялись даже подойти к могиле своей матери и говорили: «Давайте хоть по берегу пройдем, издали поглядим на могилу». Вот такое было время.
Мой папа Борис Вячеславович Попов всю Великую Отечественную войну служил на штабном аэродроме в Москве. После войны там и остался, женившись на москвичке. Когда его отец Вячеслав Сергеевич Попов вернулся с Колымы, то папа с семьей переехал в Слободской, всю жизнь проработал медицинским техником. После смерти деда папа с мамой, уже будучи пенсионерами, уехали в Мариуполь, но как только Украина отделилась от СССР, вернулись обратно в Слободской.
Мой папа перед самой смертью очень хотел попасть в Никольский храм, где служил его прадед Н.Н. Крекнин. Но храм в то время только начал восстанавливаться и стоял в лесах. С этим храмом у папы было связано много воспоминаний. Он гордился, что его дед Николай Крекнин был из семьи потомственных священнослужителей, родился в 1870 году в семье диакона, после окончания Вятской духовной семинарии в 1892 году был благословлен и помазан в Иерусалиме. Будучи священником, вел в церкви, как сейчас бы сказали, большую общественную работу. Думаю, что он общался со святым Матфеем Яранским и священноисповедником Русской Православной Церкви Виктором Островидовым. До приезда в Слободской Н.Н. Крекнин служил в Яранске и Унях. Период его службы в Яранске совпадает с годами проживания там, в Яранском Пророчицком монастыре, преподобного Матфея Яранского. А епископ Виктор Островидов в 1920-1921 годах был назначен епископом Слободским, викарием Вятской епархии и, вне сомнения, бывал в Никольском храме г. Слободского.
Всю жизнь папа жил с болью о трагической участи прадеда Николая Николаевича Крекнина и его большой семьи, от которой сегодня в Слободском остались только два человека – это я (внучка его дочери Елены Николаевны Поповой (в девичестве Крекниной) и Андрей Владимирович Крекнин (внук его сына Михаила Николаевича Крекнина)».
Анна Тихомирова.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *