Отстаивали российские интересы

2016-08-11T12:29:53+00:00Август 11th, 2016|Рубрики: _№32 (351) 12 августа 2016|
Граф Н. С. Мордвинов

Граф Н. С. Мордвинов

Вятская губерния до революции была второй по численности народонаселения в России. И хотя климат на Вятке приближен к условиям русского севера, а из полезных ископаемых здесь, в основном, песок да глина, все-таки жили здесь трудолюбивые люди, которые составляли главное богатство Вятского края. Так считает слободской краевед С.И. Шуклин, который свыше десяти лет занимается исследованием жизни и деятельности одного из таких людей — слободского купца Ксенофонта Алексеевича Анфилатова (1761-1820). Для читателей «ЦГ» Сергей Иванович рассказал: «Хочется напомнить, что именно слобожанин К.А. Анфилатов ровно 210 лет назад, в конце августа — начале сентября 1806 года, стал организатором первой российской торговой экспедиции на кораблях в молодую тогда республику Северо-Американские Соединенные Штаты. Эту историю нужно рассказывать отдельно, но главное, став в ее результате миллионером, Ксенофонт Алексеевич решил, что на его родине не должно быть бедных, а для этого нужно покончить с ростовщичеством. Он считал, что это зло, взятое в целом, приносит «поглощение прибыли лишь немногими интересантами, возрастание ростовщического капитала губит общественную и целого государства пользу». Поэтому для организации в Слободском первого в России городского общественного банка, услугами которого могли бы пользоваться все горожане, он выделил сумму в 25 тыс. рублей. А также написал Устав банка, который вошел в Свод законов Российской империи, был рекомендован как образец для сотен других общественных банков и претерпел 5 переизданий.
Однако непонятно, как Ксенофонт Алексеевич написал этот Устав. Ведь он был крестьянским сыном, сам поднимался из народных глубин, своим трудом нажил состояние, университетов не кончал, образовывая себя сам. А текст Устава демонстрирует великолепное знание теории банковского дела, содержит ссылки на подзаконные акты времен Екатерины, которые были доступны для прочтения далеко не каждому. В одном из писем Слободскому городскому голове Анфилатов даже просчитал прибыльность банка на две сотни лет вперед. Согласитесь, что для человека практического дела это очень сложно – ему все-таки помогал теоретик. И возникает вопрос, кто же из экономистов, причем очень грамотных, оказал помощь Анфилатову?
Первое подозрение падает на его родственника, крупного архангельского купца-судостроителя В.А. Попова. Но он тоже был человеком дела, хотя многие его работы по финансовым вопросам были взяты в архив Николая Семеновича Мордвинова. Вот он-то был лучшим экономистом своего времени. А также первым военным министром в России – правда, морским министром он пробыл всего три месяца из-за своего неуживчивого характера. К примеру, он считал, что министр не имеет права во всем безоговорочно соглашаться с царем, и отстаивал свою точку зрения. Он говорил: «Миллионы рублей сбережений, употребленные на совершенство земледелия, на проложение нового пути сообщения, на осушение болот, приносит гораздо больше общественной пользы и может породить новый капитал». Известно, что когда русские войска выиграли войну с Наполеоном, то контрибуция с Франции была потрачена на новую форму для гвардии из английского сукна и на украшение Варшавы. Мордвинов был категорически против этого, поскольку все наши западные губернии лежали в разрухе. Кроме того, он считал, что не надо тратить деньги на новую позолоту дворца, а также на выписку театральных певцов и прыгунов, ибо «польза от этого за труд будет только этим певцам и прыгунам». Естественно, такие высказывания царю совсем не нравились.
В фондах Н.С. Мордвинова сохранилось пять различных вариантов трудопоощрительных банков, начиная с крестьянских, то есть идея банков для него была очень важной. Самое интересное, что в этих трудах изложены и схемы получения прибыли – то же самое Анфилатов докладывал городскому голове. Оба этих человека хорошо знали друг друга, потому что Мордвинов, будучи министром и командующим Черноморским флотом, ведал закупками для флота и приобретал у Анфилатова крупные партии товаров. По всей видимости, такая хорошая проработка Устава Слободского общественного банка принадлежит перу Н.С. Мордвинова. А сам К.А. Анфилатов в письме Александру I, перечисляя свои заслуги, общественный банк ставит на последнее, четвертое, место. Даже горох, на котором он сделал миллион, он поставил впереди банка, не осознавая, что это выдающийся труд.
Н.С. Мордвинов предрекал, что польза от банков будет видна не сразу, а лет через 45. И Слободской тоже увидел эту пользу – в 1846 году 75 процентов населения нашего города составляли трудолюбивые, но малокапитальные купцы и ремесленники с семьями. Польза была настолько велика, что в благодарность за учреждение банка в том же году слобожане решили соорудить в память Ксенофонта Анфилатова икону преподобного Ксенофонта и Марии. Она стояла в правом приделе теплой церкви Преображенского собора. Эти святые отвечают за семейное счастье, а когда в доме достаток, то это тоже имеет важное значение. А по поводу, вероятно, 50-летнего юбилея банка на могиле К.А. Анфилатова был поставлен за счет банка памятник — мраморная темно-красного цвета четырехгранная колонна с крестом наверху и надписью на одной стороне: «Основателю в память от Слободского Анфилатовского банка в служение городского головы Луки Агафовича Колотова в 1863 году». А еще через 50 лет уже вся российская провинция поздравляла город Слободской со 100-летием городского общественного банка. К тому времени подобные общественные банки были созданы в 319 городах – этот проект К.А. Анфилатова и Н.С. Мордвинова стал национальным. К 1916 году общественных банков в России было в 6 раз больше, чем коммерческих. К ним примыкали общества взаимного кредита. Для провинции они были очень большим подспорьем – и не только для трудолюбивых граждан, но и местного самоуправления, поскольку прибыль шла на развитие городов, и эти суммы были очень значительны».
Елена ЧЕГАЕВА.


Оставить комментарий