Духовный причал майора Салтыкова

0
263
Духовный причал майора Салтыкова

Полтора года назад в нашем городе начал свое служение иерей Николай Салтыков. Поначалу батюшка служил в церкви «В скорбех и печалех Утешение» в Светлицах, вот уже год является настоятелем Троицкой церкви. Прихожане отзываются о нем как о много знающем, добром, отзывчивом человеке, который внимательно относится к людям и храму, опекает комплекс старого кладбища, требующий постоянного ухода. Так, спустя 40 лет, отец Николай возвратился в свой родной город Слободской, откуда уехал в 1979 году после окончания школы №7. За эти годы был пройден большой жизненный путь, в начале которого были годы военной службы на Тихоокеанском флоте. Накануне Дня Военно-Морского Флота отец Николай рассказал корреспондентам «ЦГ» о своей жизни и профессиональной судьбе.

— Моя главная мечта детства была стать моряком. Может быть, потому, что я знал, что два моих дяди, братья моего отца, в юности проходили срочную службу на Тихоокеанском флоте. Один из них в годы Великой Отечественной войны пропал без вести под Сталинградом, и бабушка в память о сыне хранила в сундуке его белую флотскую робу, которую мальчишкой я все время пытался примерить на себя.

Наш город Слободской далек от всяких морей, и впервые я увидел настоящее море восьмиклассником, когда меня наградили путевкой во Всероссийский пионерский лагерь «Орленок» под г. Туапсе. Впечатления от той поездки остались очень яркие – навсегда запомнилась наша дружина «Штормовая» на берегу Черного моря, выходы в море на небольшом лагерном катере под названием «Романтик». Для меня все это было верхом мечтаний. Вот эта романтика в дальнейшем меня и увлекла.

В старших классах мою мечту о море поддержал военрук школы №7 Борис Николаевич Бородин, и после окончания школы я поехал поступать в Калиниградское мореходное училище. Правда, не прошел по конкурсу, потому что не хватило одного балла. Эта ситуация оказалась до того неприятной, что я до сих пор всем молодым ребятам советую: «Учитесь старательнее, а то не хватит балла до мечты, и будете себе локти кусать».

Я вернулся домой, устроился на меховую фабрику «Белка», где работал до осени, а 12 ноября был призван в армию. Служил полгода в г. Свердловске в учебном батальоне связи, после учебки попал в Чехословакию. 9 месяцев прослужил, сдал вступительные экзамены и был зачислен в Кировское военное авиационное техническое училище (КВАТУ). После этого продолжил солдатскую службу в г. Кирове уже курсантом.

В КВАТУ я выбрал группу, где готовили специалистов палубной авиации и досконально изучали вертолет «Ка-25». В июле 1983 года состоялся выпуск из училища, на который нам выдали морскую форму, вручили кортики, дипломы по специальности «Военный техник-механик по вертолетам и двигателям» и отправили на Дальний Восток.

Это был второй выпуск КВАТУ после его открытия, и многие ребята, которые изучали боевые вертолеты «Ми-8», «Ми-24», «Ми-6», чуть позднее попали в Афган. Но тогда все мы были молодые, о трудностях не думали и отправлялись служить, почти как в омут головой. В то время я уже был семейным человеком, в 1981 году у нас с женой Еленой Александровной родилась дочка Юля. Мы оставили ребенка с родителями в Слободском, а сами сели в поезд и на восьмые сутки прибыли во Владивосток.

Там в штабе ВВС меня распределили в 710-й отдельный корабельный противолодочный вертолетный полк, который как раз переформировался в с. Новонежино, что в 90 километрах от Владивостока. Моим делом было обслуживать противолодочные вертолеты, задача которых — обнаружение и уничтожение подводных лодок противника, и которые садились на большие противолодочные корабли. Поначалу служил старшим техником вертолета, начальником ТЭЧ отряда. На дальневосточной границе в то время было неспокойно, так что мы проводили много учений, кроме обслуживания вертолетов, выходили в походы на тяжелых авианесущих крейсерах. Для Советского Союза это было время холодной войны, и всегда приходилось быть начеку. Но флот у нас тогда был очень сильный, и за счет этого достигался военный паритет с США.

В первый раз мне довелось побывать в длительном военном походе на тяжелом авианесущем корабле «Минск». Мы ходили во Вьетнам, где находилась наша база Камрань. Там располагалась оперативная эскадра постоянного базирования – стоял смешанный авиационный полк и наши корабли. В походе были месяц, и каждый день работы хватало, все время в напряжении – нас постоянно контролировали американские корабли и самолеты НАТО. Тут уж не до романтики, хотя из того похода все же запомнились летающие рыбки, которые попадали даже на палубу. Тот, кто видел их впервые, принимал за странных птичек, которые летят-летят стайкой и вдруг ныряют в воду. Не обошлось и без заплыва акул. И в шторма попадали, когда наш большой корабль раскачивало, как щепку.

Пять лет я прослужил в боевом полку, а в 1988 году перевелся в учебную воинскую часть — школу младших авиационных специалистов, где готовили механиков-срочников. Обучал курсантов-матросов, служил командиром взвода воздушных стрелковрадистов. С 1994 году служил в штабе Тихоокеанского флота офицером отдела службы войск и безопасности военной службы.

За время службы где только не бывал, по всему Советскому Союзу проехал – от Севастополя, Североморска и до Камчатки. К сожалению, не удалось побывать на Сахалине – к тому времени наши части там были уже расформированы, вся техника ликвидирована, распродана. На эту разруху было больно смотреть. Но флот выстоял, несмотря ни на что. В первую очередь, благодаря тем неравнодушным офицерам и мичманам. Очень тяжелые воспоминания связаны также с отправкой ребят на первую чеченскую войну в 1995 году. Это было в Рождество, 8 января. Мы ездили провожать полк морской пехоты – совсем молодых пацанов, которые и оружия-то еще толком не видали.

В 1997 году я закончил военную службу в звании майора и вернулся с семьей в г. Киров. Началась новая страница моей жизни. Это было очень непростое время. Жена стала часто посещать храм Новомучеников и Исповедников Российских. Она и меня привела в Церковь. Постепенно я стал помогать в храме, прислуживать в алтаре. Так началось мое служение Богу. Осваивать его было непросто. Пришлось менять жизненные привычки, привыкать к послушанию, к новым по образу жизни людям, церковнославянскому языку.

В 2013 году настоятелем храма был назначен отец Корнилий. Он приехал из г. Калининграда, в свое время окончил высшее мореходное училище, ходил капелланом на паруснике «Товарищ». Присмотревшись, батюшка увидел во мне своего человека и предложил пойти за духовными знаниями — учиться заочно в Вятском духовном училище. После его окончания я закончил Нижегородскую духовную семинарию. В августе 2016 года был рукоположен в диаконы и два года служил в Екатерининском храме при православной гимназии в г. Кирове. Настоятелем этого храма служит отец Сергий Гамаюнов, его наука и поддержка очень помогли мне на новом поприще. Затем служил в Никольском храме в п. Коминтерн, в декабре 2018 года переведен в Слободской.

Только в Церкви понимаешь, что на все воля Божия. Вот и я, спустя 40 лет, оказался в родном городе, служу в храме, рядом с которым находится могила комендора легендарного крейсера «Варяг» С.И. Катаева. Все моряки чтут подвиг «Варяга». Когда наш корабль проходил в точке гибели «Варяга», то вся команда выстроилась на палубе, и на воду был спущен венок. Помню, как торжественно было в тот миг на душе.

Когда я пришел служить на Дальний Восток, в составе флота был ракетный крейсер «Варяг», его списали в 90-х годах. Но мало кто знает, что корабль с таким названием и сегодня бороздит просторы Мирового океана. Когда на ТОФ пришел новый корабль, который назывался «Червона Украина», то в 1996 году он был переименован в «Варяг», в это же время он стал гвардейским.

Знаю, что у слободских моряков стало традицией в День ВМФ приходить на могилу С.И. Катаева. В этот день в Троицком храме мы совершим молебен с акафистом еще одному герою — адмиралу Федору УшаДуховный причал майора Салтыкова кову. Русский флотоводец, праведный воин, ревностный служитель Отечества и народа Божия, он одержал победы в 43 морских сражениях и является великим примером воинской доблести, милосердия и христианского благочестия.

— Отец Николай, нравится ли Вам служить в Слободском?

— Да, конечно. На улицах города и в храме я вижу знакомые лица. Правда, среди прихожан нет моих одноклассников. В тот день, когда меня только поставили настоятелем Троицкого храма, в прошлом году на Троицу, пришлось отпевать своего одноклассника. Такое вот совпадение. Что поделаешь – жизнь есть жизнь, и тайна смерти нам неведома.

— Интересно, что вся Ваша жизнь связана со службой в армии, на флоте, в храме. Есть ли что-то общее в службе военного и священника?

— Есть, конечно. В этих служениях есть то, что их объединяет, и что мне всегда помогало. Это строгая иерархия, которая приучает выполнять одно важное правило: хочешь не хочешь, а надо подчиняться, даже если ты привык командовать и отдавать приказы.

— Заставка в Вашем телефоне – это песня группы «Любэ» «Синее море». Значит, День ВМФ для Вас – праздник? Как Вы его проводите?

— Пытаюсь надеть свою флотскую форму и в ней сфотографироваться. Правда, она мне уже узковата.

— Поддерживаете ли отношения с бывшими друзьями-моряками и из КВАТУ?

— Только в «Одноклассниках», хотя многое знаем друг о друге. Все мои однополчане разъехались по разным городам и весям, а наш гарнизон прекратил свое существование. Часто вспоминаю однокашников из КВАТУ: кто погиб, кто болезни получил, а у кого грудь в крестах. Знаю, что три человека из нашего выпуска 1983 года еще летают. Многие однополчане и однокурсники в курсе, что я стал священником. Сейчас это никого не удивляет – в наше время много примеров, когда бывшие военнослужащие становятся служителями Церкви.

— Будете ли смотреть по телевизору Главный военно-морской парад в честь Дня ВМФ в Санкт-Петербурге?

— Обязательно посмотрю, только в записи. В это время в воскресный день я буду находиться в церкви на службе. Всех, причастных к этому празднику: ветеранов, отслуживших и служаших – с Днем ВМФ. Всех благ, удачи в ваших начинаниях и Многая Лета!

НАДЕЖДА МОКЕРОВА.

 

Студия Красоты Pro.Маникюр