Слободские клады. От Романовых до Вахрушевых

Слободские клады. От Романовых до Вахрушевых

В этом году исполнилось 160 лет, как в Петербурге в 1859 году была основана императорская Археологическая комиссия, входившая в Министерство Двора и помещавшаяся в Эрмитаже. В циркуляре Министерства внутренних дел от 27 апреля 1863 года были даны рекомендации губернским статистическим комитетам оказывать содействие этой комиссии в собирании сведений об отечественных древностях. Основателем комиссии и автором циркуляра был С.Г. Строганов, который ставил целью собирать материалы для составления полной археологической карты России и обратить внимание общества на сохранение и исследование памятников старины.

Заветная находка
Одним из первых кладов, посланных в 1864 году в Археологическую комиссию, стали серебряные монеты, найденные в селе Лекма Слободского уезда крестьянским мальчиком Савватием Бердинских. Благодаря местному священнику И.Г. Кибардину, действительному члену Вятского статкомитета, находка была переправлена в Вятку, а затем в Петербург. И.Г. Кибардин подробно описал тот случай, поэтому он остался в истории слободской земли.
Мальчик-сирота вместе с мачехой в мае 1863 года пахал свою полоску земли в полутора верстах от села. Совсем рядом, близ тракта, одиноко росла огромная сосна. Соха подростку была не по силам, и, при повороте съехав к сосне, он задел не паханное прежде место. Ничего не заметив, стал боронить – и тут по полосе рассыпались монеты. Серебряных копеек чеканки ХVII века империи первых царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых было более 300 штук.
Мачеха, чтобы дома не разнеслось, кинулась к богатому родственнику в другую волость. Но тот нашел в этом свою выгоду и дал ей всего два целковых за 100 монет. Савватий, поразившись малости суммы, открылся односельчанам. Толков пошло много. Заключение крестьян было таково: «Не зря шла молва, что эта сосна заветная и хранит клад. Старые легенды запрещали мужикам рубить это дерево под страхом несчастья. Вблизи него и не пахали даже, боялись. Говорили, что старики раньше без завета в клад деньги не клали и без караулу дьявольщины кладов своих не оставляли. Ключ к этому замку тому, кто счастливым назначен. И когда придут для клада назначенные часы, тогда он сам счастливцу покажется. Зарок: если кто до урока начнет клад искать, да ключа к завету не знает, тот, пожалуй, и головой поплатится».
Но все-таки желающие найти клад и в этом селе, и в соседних деревнях не переводились. Смельчаки в ночь на Ивана Купалу рылись под «заветными деревьями» в тех местах, о которых давно шла молва, опасаясь только того, «кто может показаться в белом балахоне в больших сапогах». Здесь существовало поверье, что клад погубит, он только на вино и дается, а на прочие нужды его держать нельзя, а то сам захвораешь или кто-то умрет в семье.
Вот поэтому на Савватия земляки стали смотреть как на особенного счастливца. Но он и с кладом остался нищим горемыкой, каким был раньше. Мачеха ушла на житье в город, и мальчик остался один с младшими братом и сестрой без хлеба. Вот тогда он и отдал свою долю клада (197 монет) священнику И.Г. Кибардину. Тот, зная положение Археологической комиссии «О вознаграждении находчика клада и всех древностей до 1700 года», известил начальству о кладе, и мальчик получил небольшое вознаграждение.

Котелок с монетами
И это далеко не единственный случай, когда на слободской земле находили клады. Например, в 1961 году газета «Кировская правда» №12 за 14 января писала: «Из Слободского райпотребсоюза в Кировский областной краеведческий музей доставили клад старинных медных монет, найденный в деревне Верхний Посад Слободского района А.Г. Елькиной в октябре 1960 года.
В кладе оказались 463 медные монеты весом в 4 килограмма. Чеканились они на протяжении двухсот лет – с 1689 по 1905 – во время царствования 14 русских царей от Петра I до Николая II. Общая сумма клада 3 рубля 95 копеек. Кому клад мог принадлежать? Судя по мелким монетам и небольшой сумме, небогатому человеку. Не похоже, чтобы хозяин клада был торговцем. Скорее всего, был владельцем постоялого двора, очевидно, жившего в деревне Верхний Посад, или крестьянином-извозчиком. Дело в том, что население бывшего Шестаковского уезда не могло рассчитывать на хорошие урожаи хлеба и, чтобы прокормить семью, искало дополнительные заработки. Здесь среди крестьян было широко развито извозничество – перевозка грузов на Ношульскую пристань для Архангельского порта и на Кай для Пермского края и Сибири. Это предположение опирается и на такой факт, что чеканка монет полностью отражает направление торговых путей того времени. Большинство монет чеканено на Екатеринбургском, Коливановском, Сестрорецком, Анненковском, Московском монетных дворах.
Клад найден в алюминиевом солдатском котелке с гравировкой: «Акционерное общество Велицкий. Варшава, 1900 год». Ясно, что монеты откладывались с очень давних пор в течение нескольких поколений. Но в землю они были зарыты в начале ХХ века. Об этом говорит и одна двухкопеечная монета 1905 года. Интересно, что свою находку А.Г. Елькина сдала в утильсырье. Между тем, найденный ею клад представляет историческую ценность и сейчас включен в фонд музея».

Сервиз из траншеи
Как известно, в начале прошлого века ценности прятали в землю не от хорошей жизни. Пример тому – два клада заводчиков Вахрушевых, обнаруженные в районе дома отдыха «Боровица» на территории Слободского района. По мнению краеведов, они были зарыты в первый год революции, когда началась национализация крупных предприятий. Первый из вахрушевских кладов нашли 5 июля 1976 года кировские ребята из пионерского лагеря «Салют». Будучи на экскурсии на берегу р. Вятки, они увидели в песке ящик, в котором находились завернутые в кожу серебряная посуда, золотые, серебряные, медные монеты, украшения и другие ценности общим весом 52 килограмма 918 граммов. Это самая крупная находка подобного рода на территории Кировской области.
По инициалам «А.В.», «Н.В.», «Н.И.» на большинстве предметов, выгравированной на золотом перстне фамилии было определено, что клад принадлежал семье одного из 12 сыновей хозяина кожевенной фирмы «Торговый дом Ильи Тимофеевича Вахрушева с сыновьями», известного заводчика Николая Ильича Вахрушева, дача которого находилась некогда в Боровице. Часть вещей этого клада, не представлявших художественной ценности, была сдана в Гохран, а остальные переданы в Слободской и Кировский краеведческие музеи.
В следующий раз, спустя 14 лет, повезло трактористу Кировского хлебоприемного предприятия Александру Пантюхину. Копая летом 1990 года траншею для прокладки канализационной трубы недалеко от административного корпуса дома отдыха «Боровица», он наткнулся на истлевший от ржавчины металлический ящик, угол которого зацепил ковш. В находке оказалось 140 серебряных предметов 40 наименований: столовые и чайные серебряные ложки с вензелями-инициалами «Н.И.» и «А.В.», фужеры и бокалы с позолотой, оригинальные рюмки, кувшины изумительной художественной работы, солонки, монетницы, копилки и огромный кубок с таким же массивным ковшом для разлива крюшона. Судя по клеймам, посуда была изготовлена московскими мастерами. Буквенная вязь на одном из сосудов гласит, что сервиз был преподнесен в 1908 году Николаю Ильичу и Аполлинарии Васильевне Вахрушевым в связи с серебряной свадьбой. Вес клада оказался поскромнее первого и составлял 9,6 килограмма.

Ещё один клад
19 марта 1983 года газета «Кировская правда» в № 68 писала: «Клад из более чем трех с половиной тысяч серебряных монет старинной чеканки достоинством от гривенника до рубля сдал в районный финансовый отдел пенсионер из села Закаринье А. Салтыков. Проработав много лет в Норильске, после выхода на пенсию он вернулся в родное село и купил дом дореволюционной постройки. Решил углубить подполье для хранения картофеля и овощей. Во время работы лопата наткнулась на глиняный сосуд, в котором оказались сложенные аккуратными стопками и завернутые в бумагу монеты. Это не первый клад, обнаруженный за последнее время на территории района, где до революции купцы и заводчики наживались на барышах от скорняжно-мехового и кожевенно-обувного производства. Летом 1982 года при прокладке траншеи для коммуникаций на ул. Дерышева в городе Слободском рабочий-строитель Н. Филатов наткнулся на клад серебряных монет. Годом раньше был обнаружен и сдан государству клад серебряных монет в селе Ильинском. Имена владельцев кладов установить не удалось. Во времена гражданской войны, после поражения на подступах к городу Вятке армии Колчака, заводчики спрятали свои состояния и скрылись в неизвестном направлении».
Имеются истории и о других местных кладах. Каждый из них – всегда радостная находка, прежде всего, для историков-краеведов, поскольку старинные ценности – это своеобразные рассказчики, которые могут поведать много интересного из жизни людей, некогда живших на слободской земле.
Анна Тихомирова.

Иллюстрация:https://ogrodysukcesu.pl

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *