У любви дорога длинная

У любви дорога длинная

8 июля в нашей стране отмечается Всероссийский день семьи, любви и верности. Для каждого человека это замечательный повод вспомнить историю своей семьи. Оглянувшись вокруг, можно увидеть множество людей, которым посчастливилось прожить вместе долгие годы, родить и воспитать хороших детей, вынянчить внуков. Примером семейной любви и верности служит семья слобожан Виктора Григорьевича и Августы Андреевны Саитовых, которые уже 56 лет вместе идут по жизни.

Глава этого семейства – ветеран труда с трудовым стажем 46 лет, из них 40 лет он отработал на фанерном комбинате «Красный якорь», в октябре этого года Виктору Григорьевичу исполнится 80 лет. Его супруга Августа Андреевна в сентябре отметит свое 89-летие. Несмотря на возраст, она оказалась хорошей собеседницей и рассказала необычную историю жизни, которую современному человеку даже представить трудно. Эта женщина столько вынесла и пережила в свои молодые годы, что я с почтением преклоняю перед ней колени.
А.А. Саитова рассказала: «Я родилась в деревне Круглово, что в двух десятках километрах от города Слободского. Природа там красивая – васильковые поля, родники, земляничные угоры да бескрайние леса, где в тепло полками растут подберезовики, рыжики и разноцветные сыроежки. Эта красота и по сей день стоит в моих глазах. Но главным в памяти осталось то, что мои родители жили очень трудно.
Отец Андрей Федорович Морданов пришел с первой мировой войны контуженным и очень рано умер. Я хорошо помню, как мама ревела у постели умирающего отца: «Ты меня с четверым ребятам оставляешь. Как я жить-то буду?» Так мама и стала вдовой. До войны она работала в колхозе телятницей и меня посылала на подмогу телят караулить. С утра и до позднего вечера я была с ними в поле. Времена были тяжелые, надеть было нечего, у меня даже обувки никакой не было. А уж сколько война проклятая людям горя принесла!
В 1943 году мы обгорели. Случилось это в ноябре, когда уже холода стояли. Мы без всего остались, дом и все имущество сгорели дотла. Вот тогда я и узнала, как горек чужой хлеб. 14 лет мы скитались по чужим углам, в детстве я ходила по деревням сбирала, чтобы не умереть с голоду – кто какой еды подаст, тому и рада. Как подросла, в колхозе стала работать, но практически даром, за пустые трудодни — постоянно голодная была, худенькая, на себе носила то, что люди давали. А работа какая трудная была! В колхозе я работала на быке, тяжелые мешки с зерном на него грузила и возила. Один дяденька знакомый увидел, как я маюсь, и говорит: «Уходи ты отсюда. Если надсадишься, то кому тогда нужна будешь?»
Не только мы с мамой, весь народ в Круглово очень трудно жил. Конечно, нам, подросткам, особенно доставалось. На себе пахали, на себе боронили, своими руками сенокосили. Сапог не было, все в лаптях ходили. А где лыко для них брать? За Азланью было озеро, и там рос хороший ивняк. Осенью мы из Азлани до Круглово на плече вязанки с лыком таскали. Я научилась лапти плести и за зиму по 30-32 пары лаптей изготавливала – всех ими обеспечивала!
В то время сестра уже в городе жила, и мы с мамой к ней переехали, квартиру в Воробьях снимали. Я молодая, мне хотелось жить, как все люди. Молодежь на вечерку идет, а у меня ни обуть, ни одеть нечего. Я сама умела худо-некорыстно шить, поэтому покупала самый дешевый ситец и шила себе платья. У меня и парней-то не было, но сваты бывали. Я поначалу всем отказывала, стеснялась, что у меня ничего нет. Но однажды, когда я работала во вторую смену, пришла двоюродная сестра Лиза и говорит мне: «Я тебя подменю, а ты пойди-ка домой, к тебе свататься пришли». Я стала упираться, мол, не пойду, а потом решила хоть посмотреть на жениха, какой он есть.


Как оказалось, он жил один. Его отец погиб под Ленинградом, матери тоже уже не было. Во время войны Виктор жил в детдоме, потом закончил Роговскую школу, работал на лесозаготовках. Ему очень трудно пришлось, как и мне, вот он в город и перебрался. Он оказался моложе меня на девять лет и пришел свататься в сопровождении тетки. Она мне говорит: «Сколько в Круглово девок знаю, но выбрала тебя за твой покладистый характер. Ты добрая и ругаться не будешь». Вот так и посватались-поженились, друг к другу уже по ходу семейной жизни притирались, вместе добра наживали. Вначале мы жили в двухэтажном доме на углу улиц Новодачная и Болотная (сейчас ул. Кирова), эту квартиру мужу дали на фанерном комбинате. В 1991 году переехали в теплую благоустроенную квартиру с горячей водой в микрорайоне фанерного.
Сейчас бы вот только жить да радоваться, но здоровье подводит, глаза плохо видят, людей не узнаю. Гулять мы с Виктором Григорьевичем ходим вместе, теперь он стал моими глазами. Утром с ним встанем, чаю попьем, обед приготовим и на прогулку идем. Я каждый день молюсь Богу за дочь с внуком, за здравие мужа. Мы с ним только одну дочку Людмилу родили. Время тогда было сложное – садиков не было, оставлять ребенка не с кем было. В октябре Люде 55 лет исполнится, а Виктору Григорьевичу 80 лет стукнет. Дочь работает в Москве, там же живет наш единственный внук Сережа с семьей. Они часто нас навещают, без внимания не оставляют, по телефону каждый день звонят. Я дочери благодарна, что она закончила институт, выучилась на учительницу. Пусть она на хорошую жизнь посмотрит, которой я не видела. Мне самой учиться не довелось – всю жизнь безграмотной так и прожила. 20 лет тянула лямку на тяжелой колхозной работе, переехав в город, устроилась на спиртзавод – 15 лет на конвейере ворочала ящики с бутылками, потом еще 10 лет на «Белке» отработала, химикатами надышалась так, что с работы до дома тяжело было ходить. Сколько за эти годы всего пережито, в лаптях перехожено, тяжестей переношено! Спасибо мужу Виктору Григорьевичу, что всегда был моей поддержкой и опорой».
Пока Августа Андреевна вела этот обстоятельный рассказ, Виктор Григорьевич находился рядом с ней и вставлял свои комментарии. Было видно, с каким вниманием он относится к своей жене. А она подвела итог разговору: «Когда поженились, я в душе жалела мужа, а он согревал меня добрыми словами. Прожили мы с ним в мире и согласии. С годами присущие молодости яркие отношения, страсть, шум-гам улеглись, но по сей день остались тепло и забота, необходимость друг другу. Спасибо случаю, что в нашей жизни все сложилось именно так».
Анна Тихомирова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *