В одной гримёрке с Кобзоном

В конце августа о смерти Народного артиста СССР И.Д. Кобзона скорбила вся страна. Ушел великий человек. Телеканалы повторяли многочисленные программы с его участием, звезды разной величины добрым словом вспоминали покойного. Люди рассказывали, каким хорошим человеком был всенародно любимый артист, как судьба сводила их с Кобзоном. В этой скорби был и голос слобожан, которым посчастливилось быть лично знакомыми с Иосифом Давыдовичем. Наша газета умышленно в те дни не опубликовала этот материал, чтобы воспоминания слобожан не затерялись среди множества остальных.

Слободским музыкантам О.Ю. Осетрову и М.П. Лукину двадцать лет назад довелось выступать с И.Д. Кобзоном на одной сцене в Москве. Вот что они рассказали для читателей «ЦГ» об этом удивительном человеке.
— По приглашению фонда «Помощь детям» наш музыкальный коллектив «Группа продленного дня» несколько раз выступал на больших московских концертах. Первый визит в столицу состоялся в 1998 году. Тогда мы участвовали в сборном концерте для женщин, чьи сыновья погибли в локальных военных конфликтах. Мероприятие проходило в зале гостиницы «Рэдиссон Славянская». Мы должны были исполнять песню «Баллада о знаменосце», которую написал наш земляк Василий Квашнин и посвятил подвигу знаменосца Победы Г.П. Булатову. Благодаря неуемной энергии С.П. Серкина, организатора наших поездок в столицу, мы еще и открывали это торжество нашей песней «8 Марта». Тогда и состоялась первая встреча с И.Д. Кобзоном, который тоже был участником концерта. Для нас уже тогда было большой честью выступать с ним на одной сцене.
Как известно, Иосиф Давыдович не проводил так называемые саундчеки и прочую подготовку к выступлению. Вот и в тот раз он вышел к микрофону и тут же вверг в ступор организаторов. Выйдя на сцену, он обвел ее взглядом и во всеуслышание произнес: «А что, у вас рояля нет?» Ничуть не растерявшись, он моментально нашел выход из положения, пошутив в адрес устроителей праздника: «Ну, вы бы мне сказали, и я бы вам подарил. Ну, если нет рояля, так спою».
И Кобзон а капелла начал свое выступление. Его слушали все с замиранием сердца. У нас внутри что-то задрожало. Он не просто пел — это было целое представление. Он мастерски подавал песню, ее смысл, внутренне переживая текст. Порой у него самого наворачивались слезы. Он выходил в зал, не боясь и не смущаясь. Фальши не было ни в нотах, ни в его отношении к зрителю. Так может петь только величайший актер. Когда он запел знаменитую «Не думай о секундах свысока», слезы выступили у половины зала. Зрители купали его в своих овациях. В итоге обещанные две песни превратились в сорок минут. Но никому его выступление не показалось затянутым.
9 мая того же года «Группа продленного дня» выступала уже в театре Российской Армии. Нас вновь пригласили участвовать в сборном концерте, посвященном Дню Победы. В Москву мы приехали рано и прямо с поезда отправились к месту выступления. Оказавшись первыми, были вольны выбрать себе одну из многочисленных гримерных комнат. Недолго думая, расположились в самой первой, которая была ближе к выходу. Умылись с дороги и, не спеша, начали гладить концертные костюмы.
Время к началу концерта. Вдруг к нам заходит вахтер и требовательно просит очистить помещение. Для нас это крайне не удобно: инструменты разложены, костюмы развешаны. Мы категорически отказались. Следом за вахтером заходит парнишка, невзрачный на вид, но крепкого телосложения, в костюме. По всему видно, чей-то телохранитель. «Добрый день, ребята. Можете гримерочку уступить на полчаса всего», — говорит нам охранник. Мы все так же категорично и уже возбужденно отвечаем отказом, дескать, почему это мы должны уступать? И кому? «Иосиф Давыдович только наденет концертный костюм», — не унимается парень. «Какой Иосиф Давыдович? Кобзон? — опешили мы. — Какой разговор! Конечно, конечно!»
Мы начали спешно собирать вещи, как в этот момент на пороге появился мэтр. Он извинился за доставленные неудобства и поздоровался с каждым из нас. Затем уже вместе со всеми артистами минут 30-40 мы коротали время до выхода на сцену в большом холле театра. Тут С.П. Серкину пришла смелая мысль, что нужно обязательно сфотографироваться с нашим внезапным соседом. Кобзон обычно не любил фотосессии, но тут не отказал. Напротив, был добродушен и открыт для общения. Его небольшая свита несколько нарочито отстраняла нас от звезды, тот в ответ поставил их на место. В нем не было никакого высокомерия и зазнайства. Он запросто разговаривал с нами, другими артистами, общался на равных, как со своими коллегами по творческому цеху. Хотя, где мы, никому не известные исполнители из глубинки, и Кобзон.
Затем было выступление, и дорога домой. Мы еще долго вспоминали наше неожиданное знакомство с Народным артистом и общую с ним гримерку. Когда пришло известие о его смерти, как все, скорбили и вспоминали певца добрым словом. Кобзон — явление, 60 лет на сцене может продержаться не каждый. Да еще как! Это был человек- легенда. С ним ушла целая эпоха большой страны.

Записал Евгений Рычков.

Запись опубликована в рубрике №41 (463) 12 октября 2018. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *